Італія в період реставрації - Форум
Все для історика
Неділя, 04.12.2016, 00:50
Вітаю Вас Раб | RSS
 
Головна Італія в період реставрації - ФорумРеєстраціяВхід
[ Нові повідомлення · Учасники · Правила форуму · Пошук · RSS ]
Сторінка 1 з 11
Форум » Навчання » Історія країн Зх. Європи та Пн. Америки (екзамен) » Італія в період реставрації (російською)
Італія в період реставрації
WARNINGДата: Неділя, 15.06.2014, 13:43 | Повідомлення # 1
Курінний отаман
Група: Користувачі
Повідомлень: 128
Репутація: 1
Статус: Offline
Венский конгресс, завершивший эпоху наполеоновских войн, провозгласил приоритет принципа легитимизма и преемственности владетельных прав существующих европейских династий. Однако политическая карта Италии претерпела немалые изменения. В состав Австрии вошли Ломбардия и Венеция, а герцогства Пармское, Тосканское и Моденское перешли под власть различных представителей дома Габсбургов. Сардинское королевство было восстановлено. В его состав вновь вошли Савойя, Ницца, Генуя. В полной мере была восстановлена и светская власть Папы, а его владения даже расширились за счет Равенны, Феррары и Болоньи. Таким образом, процесс реставрации в полной степени затронул лишь Пьемонт и Неаполитанское королевство: в первом на престоле осталась Савойская династия, а во втором – Бурбонов. По мысли Меттерниха, Италия должна была стать лишь «географическим выражением», где отсутствуют какие-либо стремления к объединению.

Крах наполеоновской империи воспринимался итальянцами либо равнодушно, либо даже с ликованием. Французское господство принесло Италии немало прогрессивных преобразований, но в глазах итальянцев оставалось позорной иностранной оккупацией. В то же время и Реставрация не могла вызвать восторга. По крайней мере, образованное меньшинство склонно было рассматривать происшедшее как бедствие: в замене «одного деспота восемью» оно видело прямой ущерб, так как к отсутствию политической свободы присоединялась теперь реальность возрождения феодальных порядков.

Наиболее жесткий характер Реставрация носила в Пьемонте. Были воскрешены солдатские косы, битье солдат шпицрутенами, культивировалась муштра. Аристократия занимала ведущие позиции в армии, бюрократических структурах, дворянам принадлежали громадные латифундии и поместья средней величины. Если в годы господства Наполеона большинство земель сдавалось в аренду, в условиях Реставрации начался массовый сгон крестьян-арендаторов. Промышленность в Пьемонте практически вовсе не была развита. Торговля, несколько оживившаяся в 1804–1805 гг., в постнаполеоновскую эпоху серьезно пострадала от восстановления таможен. Присоединенная к Пьемонту Генуя, традиционно процветавшая на ниве коммерции, испытывала огромные затруднения вследствие неумелой торговой политики и нелепых стеснений со стороны правительства. Режим Реставрации проявлял себя в усилении клерикального гнета. Иезуиты вернулись в Пьемонт в 1818 г. и стали оказывать сильное влияние на церковь и образование. Они сумели внедрить своих агентов при дворе, в цензурном управлении, Туринском университете.

В Королевстве Обеих Сицилий (Неаполитанском королевстве) французское владычество благодаря энергичной и продуманной политике Мюрата оставило более прочные следы в законодательстве и административном устройстве. Но в практике власти деспотизм реставрированных Бурбонов проявлялся очень сильно. Он выражался в подавлении свободы печати, науки, преподавательской деятельности, в полицейском произволе, в отсутствии независимости судебной власти, а также в неслыханной беззастенчивости режима. Министр полиции Каноза стал активно сотрудничать с разбойничьими бандами Калабрии и с их помощью создал особые кружки защитников трона и алтаря, так называемые организации кальдерариев. Эти банды, финансируемые полицией, были направлены против нонконформистки мыслящих жителей Неаполитанского королевства. Образованное общество, принадлежавшее отчасти к высшему и отчасти к среднему слоям, в первые годы Реставрации в позитивном плане вспоминало времена Иосифа Бонапарта и Мюрата. Но всеобщего недовольства Бурбонами не было: многие крестьяне, успевшие во времена французского владычества стать собственниками, а также крестьяне-арендаторы (кроме Калабрии) в экономическом плане не пострадали. Дворянство в громадном большинстве поддерживало правительство, поскольку было занято в основном службой в армии и бюрократических структурах государства. О развитии промышленности и торговли вообще говорить некорректно. Главной статьей экспорта оставался вывоз вина и оливкового масла.

Социальная ситуация на Сицилии имела особенности. Здесь наблюдалось господство латифундистов, ревниво охранявших пережитки феодальных отношений. Феодализм был гораздо сильнее на острове Сицилия, чем в континентальных частях неаполитанской монархии, ведь Сицилия, охраняемая английским флотом, никогда не была во власти Наполеона. Латифундисты почти поголовно были сепаратистами и смотрели на правительство как на чужеземцев. Крестьяне очень сильно страдали от жестких условий аренды, а также несли на себе бремя больших налогов в пользу государства, поэтому привязанности к правящей династии также не испытывали. В 1812 г. Бурбоны провели на Сицилии некоторые реформы, Фердинанд I даровал острову Конституцию, которую сам же в 1816 г. и упразднил. Несмотря на тотальную оппозиционность сицилийского общества, отношений сотрудничества с оппозицией континентальных районов Неаполитанского королевства не было.

Революции 1820–1821 гг.

За событиями начала 20-х годов XIX в. стояли либеральные и демократические течения карбонаризма. Организации карбонариев (угольщиков) появились в Неаполе еще в период правления Мюрата и оттуда распространились по всему королевству. Первоначально для них характерна была анти-французская направленность, за которую они преследовались наполеоновской полицией. В 1811 г. карбонарии обратились к правительству Мюрата с просьбой о легализации. Правительство полагало, что они близки к простому народу и смогут сыграть такую же положительную роль для французского господства, как и масоны. Их легальное существование продолжалось до 1814 г., затем последовали преследования со стороны Мюрата и поиск союзников в лице представителей, проживавших на Сицилии Бурбонов. После реставрации Бурбонов лояльность в отношении организаций карбонариев проявлена не была: они стали беспощадно преследоваться. Но ввиду плохой организации розыскного аппарата, карбонарии не сильно пострадали от правительства Бурбонов.

С 1818 г. влияние карбонариев стало заметно усиливаться в войсках и в средних слоях общества. Полная неспособность Фердинанда I навести в королевстве порядок, заставляла самых далеких от политики людей думать о необходимости привлечения альтернативных сил. Разбойники делали непроезжими все главные дороги, но власти или не могли, или не хотели с ними покончить. Например, в 1818 г. около двух тысяч приказов об арестах бандитов было направлено на места – ни один из приказов выполнен не был. Для наведения порядка король разрешил создание местных «милиций». Среди этих «милиций» карбонаризм сделал самые значительные успехи, были такие провинции, где каждая рота милиции представляла собой венту (vendita) карбонариев, организацию стоявшую под началом офицера-карбонария. Карбонаризм в эти годы сделался движением прежде всего конституционалистким, республиканские идеи были скорее исключением, чем правилом. Конституционные стремления сосредотачивались в основном среди средних слоев и в войсках, крестьянство относилось к карбонариям индифферентно, духовенство было настроено против них.

В марте 1820 г. в Италии стало известно о восстании в Испании под руководством Р. Риего-и-Нуньеса. Это известие вызвали большой резонанс в итальянском обществе и стало катализатором политического кризиса в Королевстве обеих Сицилий. Героем неаполитанской революции стал Гульельмо Пепе (1783–1855), ставший еще при Мюрате бригадным генералом, а с 1818 г. занимавший пост командующего дивизией. Когда в июле 1820 г. взбунтовался эскадрон Бурбонского полка в Авеллино и дивизии Пепе было приказано подавить восстание, он отказался выполнить приказ. Дивизия перешла на сторону восставших. Как только об этом узнали в Неаполе, вспыхнуло волнение среди молодежи. Символическим знаменем движения стала испанская Конституция 1812 г., которая признавалась многими карбонариями в качестве идеала политической мудрости.

Фердинанд I оказался не на шутку испуган. Он обещал даровать Конституцию, временно возложил управление на своего сына Франциска и назначил новых министров из числа лиц, имевших либеральную репутацию. Карбонарии были удовлетворены принятием Конституции. В середине июля 1820 г. вспыхнула революция на Сицилии. Ее участники очень быстро стали склоняться к традиционному для острова сепаратизму. 1 октября 1820 г. в столице собрался парламент. Он был довольно умеренным и формировался на основе трехстепенного голосования. Депутаты парламента отвергли и мысль о самоуправлении Сицилии.

Австрийский канцлер Меттерних стал подготавливать почву для вторжения в Неаполитанское королевство. Конгрессы Священного союза в Троппау и Лайбахе обсуждали нюансы вмешательства в неаполитанские дела. Король Фердинанд I принимал участие в работе конгрессов. Главное их решение – это санкция Австрии на вторжение в Королевство Обеих Сицилий. Австрийские войска к концу февраля 1821 г. достигли неаполитанской границы, затем разбили войска Г. Пепе. Регент открыто был на стороне австрийцев. В марте 1821 г. они заняли Неаполь, Пепе удалось бежать. Фердинанд I вернулся с желанием отомстить: Конституция была отменена, парламент распущен, цензура восстановлена, стал царить в полном смысле слова полицейский произвол.

Неаполитанская революция была подавлена австрийцами довольно быстро. Объективно социальная база этой «вспышки» не являлась широкой: крестьянство и духовенство не проявили своей заинтересованности. Требования радикальных течений ликвидировать устои феодализма не были приняты во внимание. Внутренние трения с Сицилией, хотя отчетливо уже проявились, но не успели наложить отпечаток на исход военной революции, хотя, безусловно, это способствовало успеху австрийского вторжения.

Таким же безрезультатным, но еще более кратковременным и поверхностным было брожение в Пьемонте. Карбонаризм там был менее распространен, чем в Королевстве Обеих Сицилий, но с 1819 г. его успехи стали гораздо заметнее. Принц Карл Альберт, наследник престола, снискал славу австрофоба и либерала. С середины лета 1820 г. начались волнения в Туринском университете. Волнения наблюдались в Генуе, Александрии. Возник военный заговор, целью заговорщиков было вторжение в Ломбардию и ее присоединение к Пьемонту. Они стремились также начать объединение Италии, по сути, в ходе этой военной революции были уже озвучены некоторые принципы движения Рисорджименто.

10 марта 1821 г., когда австрийская армия разгромила восстание в Неаполе, офицеры-заговорщики провозгласили «испанскую конституцию» и «объединение Италии». Виктор Эммануил I отрекся от престола в пользу брата, старого и больного принца Карла Феликса, а регентом при нем стал принц Карл Альберт. Туринское население требовало от династии уступок, 13 марта регент принял Конституцию. По примеру Испании до избрания парламента была учреждена хунта. Но новый король заявил, что никаких перемен в законы он пока не вносил и считает бунтом требование Конституции. Карл Альберт тотчас отказался от регентства, объявил, что он повинуется королю, и уехал из Пьемонта. Несмотря на это, вторжение в Ломбардию было осуществлено, оно натолкнулось на сопротивление австрийцев, которые вскоре вошли в Пьемонт. Инсургенты сложили оружие отчасти перед австрийцами, отчасти перед верными королю пьемонтскими войсками. Австрийская армия занимала Пьемонт более трех месяцев. Вернувшийся Карл Феликс провел серию карательных мероприятий и получил за это прозвище «жестокий». Большие репрессии произошли в Туринском университете. Король ужесточил цензуру, наметилась опасная взаимосвязь между повстанческими вооруженными формами борьбы за свободу и сильной реакцией при их разгроме. Принципы Реставрации восторжествовали, идеи Священного союза и Венской системы остались незыблемыми.

Движение Рисорджименто в 30-40-е годы XIX в.

Рисорджименто (итал. – «воскрешение») – это общественно-политическое и духовное явление, в котором соединялись либеральное, и демократическое, и анти-феодальное, и анти-клерикальное течения. Но основной его целью являлось достижение национального единства. В начале 30-х годов стали формироваться два основных направления итальянского освободительного движения – демократическое, воплотившееся в мадзинизме, и умеренное, которое нашло развитие в идеологии и практике неогвельфизма, а также в либерализме на завершающем этапе Рисорджименто в 50-60-е годы XIX в.

Особую роль в становлении национального сознания в Италии и в переводе идеи единства в практическую плоскость сыграла деятельность Джузеппе Мадзини (1805–1872). Он родился в 1805 г. в семье генуэзского профессора анатомии, по образованию был адвокатом, с 1827 г. присоединился к карбонариям. Идеи Мадзини, претерпевшие за несколько десятилетий значительную эволюцию, являлись оригинальным явлением в истории итальянской общественной мысли. Но своими корнями мадзинизм уходит в карбонаризм. Новая вспышка революционного движения карбонарского типа произошла в Центральной Италии, в герцогствах Парма, Модена и Папской области, в 1831 г. под воздействием революций во Франции и Бельгии. Мадзини исходил из глубокой веры в существование Бога, создателя и воспитателя человечества. Для его идей были характерны универсалистко-космополитический подход, осознание бесконечности прогресса, одобрение принципов равенства и братства. Он был одним из первых провозвестников европейской идеи, подготовившим такой политический проект как «Молодая Европа». Большую известность он получил как организатор «Молодой Италии» (1831).

Мадзини считал нацию своеобразным промежуточным звеном между человечеством и индивидом. Он был противником федерализма и ориентировался на создание унитарного государства французского типа. Через представления о гуманизме, морали и ассоциации он подходил к тезису о важности национального единства как условия выполнения нацией предначертанной ей миссии. Мадзини утверждал, что в каждом заложена миссия самосовершенствования, а цель Италии в данный момент создать итальянскую нацию как нацию свободных и равных людей. Поскольку в Италии отсутствовали такие важные условия мирного прогресса как свобода печати, образования, ассоциаций, то ей необходимо было совершить национальную и социальную революцию, разрушить два главных препятствия на пути прогресса – австрийское господство и духовный гнет папства. Причины неудач прежних выступлений Мадзини видел в плохом политическом руководстве и отсутствию влияния на массы. Так родилась идея «искры». По мнению мыслителя, народ уже готов к революции, поэтому нужно организовать группу профессиональных революционеров, которая разбудит его, разгорится борьба, затем она перекинется в Европу. Безусловно, в этой идее сильно проявляется заряд романтизма. В 1833 г. в Пьемонте, Неаполе и в 1834 г. в Савойе Мадзини попытался «высечь искру», но потерпел неудачу. Эта идея затем трансформировалась в теорию «жертвенного примера». Но подобные акции, например, в местечке Козенцо в июле 1834 г. не способствовали достижению цели. Мадзинизм на время утрачивает популярность и уступает инициативу либерализму.

Либеральный лагерь Италии был не однороден как по социальному составу, так и по спектру представленных в нем течений. Он состоял из представителей дворянства, различных категорий духовенства, обуржуазившегося дворянства, лиц свободных профессий. Одной из начальных организационных форм итальянского либерализма стали девять конгрессов ученых, на которых обсуждались насущные социально-экономические проблемы, устанавливались личные контакты между учеными и интеллектуальными элитами итальянских государств. Большое внимание либералы уделяли развитию просвещения и придерживались политики возможного: они издавали брошюры о развитии железнодорожного строительства, о создании таможенного союза между итальянскими государствами. Центром итальянского либерализма был Пьемонт, наиболее развитое в промышленном отношении государство. Выходцы из Пьемонта, К.Б. Кавур, В. Джоберти, М. Д'Адзелио, Ч. Бальбо уповали на политическую умеренность.

Политическая программа либералов не являлась четкой и конкретной. Они искали пути решения итальянской проблемы под руководством государей, при содействии европейских держав, а также стремились совместить идеалы свободы с принципами католицизма, поскольку католическая вера уже стала неотъемлемым элементом исторической традиции итальянцев.

В Италии начал формироваться и феномен либерального католицизма (в исторической литературе его часто называют не-огвельфизмом). Прежнее величие нации обеспечивалось первенством Рима как христианского центра Европы. Многие либералы именно в этом видели возможность возродить «Третий Рим», не допуская революционного экстремизма, но и не отказываясь от достижений цивилизации, науки, свободы, гражданского равенства. Итальянские либералы испытали сильное влияние французского мыслителя Ф. Ламенне, а также его последователей – Ш. де Монталамбера и священника А. Лакордена.

Выдающуюся роль в становлении и развитии либерального католицизма сыграл видный теолог, философ, литературовед Винченцо Джоберти (1801–1852). Как политическое движение неогвельфизм стал консолидироваться после появления его книги «О духовном и гражданском первенстве итальянцев». Джоберти ввел в политический лексикон термин «Рисорджименто». Главная идея, высказанная мыслителем в этой книге, – без возрождения Италии нельзя возродить гегемонию Рима, но и роль церкви в единении итальянцев также неоспорима. Поэтому нужно, по мнению Джоберти, примирить церковь с цивилизацией, прежде всего с идеями прогресса и свободы, и тогда она выполнит свою миссию во всем мире. Католическая церковь в свою очередь должна действовать в союзе с либеральным и национальным движением Италии. Политические и религиозно-философские воззрения Джоберти отличаются сложностью и изменчивостью. Рубежным событием в эволюции его взглядов стала революция 1848–1849 гг. Сторонники неогвельфизма склонялись к федерализму под духовным руководством Папы. Главными предпосылками стабильности и расцвета нации они считали устойчивое экономическое развитие и создание таможенного союза.

Чезаре Бальбо (1789–1853) делал акцент на ликвидации австрийского владычества дипломатическим путем. Он полагал, что Австрия может отказаться от Ломбардии и Венеции, если на международных конгрессах ей предложат территории на Балканах, полученные за счет слабеющей Турции. Ч. Бальбо и Массимо Д'Адзелио (1798–1866) большие надежды в достижении итальянского единства связывали с Пьемонтом, где королем был австрофоб Карл Альберт.
 
Форум » Навчання » Історія країн Зх. Європи та Пн. Америки (екзамен) » Італія в період реставрації (російською)
Сторінка 1 з 11
Пошук:

Безкоштовний конструктор сайтів - uCoz